Александр чиннов рыбинск знакомства

Николай Долгополов. Абель — Фишер. «Абель — Фишер» | Долгополов Николай

«Отныне собор в честь Александра Невского является кафедральным во славу S. Позвольте мне в знак воз- обновления знакомства передать Вам мою нижней части реки Волги между Астраханью и Рыбинском. Изд. г . средства выстроила в своем вот- чинном селе новый шатровый храм. Александр Чиннов, Ярославль, Россия. Окончил ЯГТУ в Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы связаться с Александром Чинновым или . Экономика ДОСТОЙНАЯ БЕДНОСТЬ Александр Лопухин Андерсен, Лидией Червинской, Анатолием Величковским, Игорем Чинновым, Начиная с этих знакомств, круг русских друзей и знакомых Ренэ Герра, писателей и в глухом месте, где-то между Угличем и Рыбинском. 1 января этого года ему.

Я спал на кожах, мясо ел с ножа И злую лошадь мучил стременами. Я знал — мне будет сказано: И я пьянел среди чеканных сбруй, Был терпелив к насилью слов и книжек. Я улыбаться мог одним лишь ртом, А тайный взгляд, когда он зол и горек, Умел скрывать, воспитанный шутом, — Шут мёртв теперь: Но отказался я от дележа Наград, добычи, славы, привилегий: Вдруг стало жаль мне мёртвого пажа, Я объезжал зеленые побеги Возненавидел и борзых, и гончих, Я от подранка гнал коня назад И плетью бил загонщиков и ловчих.

Я видел — наши игры с каждым днем Всё больше походили на бесчинства, — В проточных водах по ночам, тайком Я отмывался от дневного свинства.

Я прозревал, глупея с каждым днем, Я прозевал домашние интриги. Не нравился мне век, и люди в нем Не нравились, — и я зарылся в книги. Мой мозг, до знаний жадный, как паук, Все постигал: С друзьями детства перетёрлась нить, Нить Ариадны оказалась схемой. С тех пор байкеры в России и на Украине каждый год 18 сентября отдают дань памяти всем погибшим товарищам.

Персонных дел мастер

Ярославские мотоциклисты тоже не останутся в стороне. Ожидается, что к акции присоединятся и некоторые автомобилисты. В этом мотосезоне на дорогах Ярославской области было особенно много аварий с участием мотоциклистов, многие из которых закончились смертью гонщиков. Как отмечают специалисты, рост числа ДТП с байками связан и с увеличением количества самих мотоциклистов, и с недостаточной их подготовленностью, и, зачастую, с неуважительным поведением автомобилистов.

Далеко не все управляющие автомобилем воспринимают байкеров как равноправных участников дорожного движения. Но, конечно, ответственности с самих мотоциклистов никто не снимал. Нас не окружает корпус и куча систем безопасности. Даже самая маленькая неосторожность приводит к серьезным травмам.

Тем, кто впервые сел за руль мотоцикла, я бы посоветовал не пренебрегать средствами экипировки шлем, мотокуртка с защитой, мотоботы, перчатки, мотоштаны. И, конечно, нужно соблюдать правила дорожного движения и скоростного режима.

Никогда не стоит ездить быстрее чем летает твой ангел хранитель, — говорит Сергей Калачев. В день памяти погибших мотоциклистов портал Поздно вечером 29 июня летний мотоциклист Александр Чиннов погиб в аварии на Богоявленской площади в Ярославле. С реки повеяло ночной сыростью, прохладой, и то сказать — осень на носу.

Одна из них встала прямо над позолоченной главой Софии. В лунном свете белые стены и купола Софии словно приплыли из сказки. Ведь брат Ярославны, Владимир Ярославович, и воздвиг этот славный храм. И тут мысль об Оленке словно обожгла Никиту. И хотя встречались они наедине, почитай, с весны, все не верилось, как и в первый раз, что вот она сейчас будет здесь.

Вместо Олены по крутой тропке, мимо церкви Шен-мироносиц, сбегает, нелепо размахивая руками, Кирилыч. В церкви было холодно и пустынно. И тем страшнее выглядела маленькая безжизненная фигурка дедушки. Глянь, вот где и подпилены. Не иначе, Игнаткина работа! Это он тебе, холуй поповский, за Оленку мстит.

Я уже забегал к ним, да Игнатка все следы смыл: На другой день, после того как схоронили дедушку на Рождественском кладбище,— Корневых испокон веку на оном хоронили,— братья и Кирилыч сидели под вечер на Нередицком холме, чувствуя себя и впрямь сиротами и бездомными.

Не к тетке же Глафире идти в услуженье. Тетка, даром что родная сестра матери,— злая, крикливая, жадная. Первым делом въехала на дедушкино подворье и забрала денежный вклад, что держал дед по старинному обычаю в церкви Федора на Ручье. А вечор, на поминках деда, открыто наказала: Избу эту держал дед в Сельце у Нередицы на случай рыбалки, и вся изба та в одну клеть, без печки.

А теперь лишались братья и этого последнего жилья и укрытия. Уныло сидели они у разложенного Кирилычем небольшого костерка, смотрели, как в котелке булькает уха,— рыбы Ромка с Кирилычем с утра наловили, — и держали невеселый совет. А что избы у нас нет, то и неважно. Будем ходить от храма к храму, от монастыря к монастырю,— при твоем искусстве не пропадем. Токмо пиши, значит, иконы по уставу, без всяких Оленок!

Да я лучше к тетке Глаше в работники пойду, чем по уставам для отца Амвросия и для Игнаткиного батяни иконки подновлять. Он добренький ноне стал, староста-то церковный Глаше нам идти, само собой, не с руки! Не след и попу Амвросию поклоны бить Я так думаю — отправимся-ка мы плотницкой артелью в Питербурх, там город строится, там и умельцы нужны! Сам ведаешь, я ныне все одно ловчее тебя и на лошади, и в бою!. Никита как сквозь сои слышал их голоса, с тоской смотрел на купола бесчисленных новгородских церквей, встававшие вдали над густой августовской зеленью,— лето года стояло жаркое, пышное.

Там, в Новгороде, зазвонили к вечерне. Прерывая вечерний церковный благовест, послышался чистый и резкий звук полкового горна, и на Синий луг, где составленные стога сена в сумерках напоминали бородатых отшельников, высыпали всадники в ярко-красных плащах; отсюда, издали, показалось: А, Кирилыч, голубчик, скажи полковнику, ты ведь старый солдат, скажи, что обучил нас всем воинским экзерцици-ям!

В драгуны так в драгуны. Кирилыч неспешно поднялся, большой и важный, потому как был уже не дедушкин подручный, а отставной драгунский вахмистр, побывавший еще в Азовских походах и получивший там чин и ранение, — Так и быть, замолвлю за вас слово полковнику.

Да думаю, и меня, старого драгуна, возьмут сызнова на царскую службу. В Крым, в Польшу, к цезарю, к самому султану турецкому в гости! Все одно,— Кирилыч оглянулся на покидаемый дом,— все одно брать с собой нечего. Впрочем, нет, Кирилыч захватил с собой обеденный котелок и двух отменных ильменских судаков, дабы прийти в полк не с пустыми руками.

Титыча Нелидова летом года волею судеб и предначертаниями высокого начальства стал на постой в маленьком галицийском местечке. Облезлый костел посреди обширной пустынной площади да перекосившаяся еврейская корчма составляли все украшение этого местечка, уступавшего иным валдайским селениям и по числу жителей и по общему обороту жизни; потому что какая уж тут жизнь,— в шляхетской республике, именуемой Речью Посполитой, хорошо жило лишь панство, а прочие — так, существовали.

Изредка разве пробредет через площадь к костелу старый ксендз да дочь корчмаря выльет спросонья помои под ноги российским воинам. И снова вымрет пустынная площадь, на которой ветры гуляли привольнее, чем в буджакской степи. Полк Нелидова вместе с десятью другими русскими полками был сдан как бы в аренду союзнику царя Петра, курфюрсту Саксонии и королю Речи Посполитой Августу на саксонскую службу. Но после очередного отступательного маневра, на которые король Август был великий мастер, русский вспомогательный корпус, в том числе и полк Нелидова, вот уже второй месяц стоял без движения.

Высокое саксонское начальство, казалось, потеряло на карте это жалкое местечко и забыло сам полк, офицерам и солдатам которого вот уже несколько месяцев не платили жалованья. Между тем полк готовился к боям и жил той размеренной и простой жизнью, что была предписана ему на постое воинским уставом и царскими артикулами.

Еще сладко нежились обыватели в толстых перинах, а полковой горнист трубил уже побудку. Звук был столь мажорный, что старый ксендз стал просыпаться аккуратно под сигналы резвого полкового горниста и слал свои утренние проклятья московским схизматикам, хотя они и явились сюда по зову толстого короля Августа сражаться с лютеранскими еретиками — шведами.

Верному католику и защитнику Речи Посполитой! В лагере, разбитом на склоне холма, первым в своей палатке под звуки горна просыпался, как старый боевой конь, майор Ренцель. Еще безусым парнем из заштатного мекленбургского городка поступил Ренцель в ландскнехты, вся его жизнь прошла в воинских лагерях. И хотя служил майор на своем веку императору Священной Римской империи германской нации и его заклятому врагу, христианнейшему королю Франции, воевал под знаменами курфюрста бранденбургского за дело протестантов и в войсках курфюрста Баварии за дело католиков, стоял твердой ногой в первой шеренге испанской пехоты и прикрывал отступление английской армии в Нидерландах,— но всюду служба для старого Фрица Ренцеля начиналась с утренней зябкой побудки, а кончалась конечным расчетом из полковой казны в рейхсталерах, фунтах стерлингов, гульденах, флоринах и луидорах.

И то, что проклятые саксонцы снова не выплатили полку жалованье, с утра уже испортило настроение старому воину. Возможно, прибыльнее воевать на стороне победителей, как считали многие другие наемники, перебежавшие к шведам. Но он, Фриц Ренцель,— честный ландскнехт: В нынешних же конъюнктурах до окончания контракта с царем Петром оставалось еще целых пять лет, и он, Фриц Ренцель, будет исправно нести службу и до седьмого пота гонять этих желторотых московских парней.

Пускай не воображают, что, надев нарядные драгунские мундиры, они уже настоящие рейтары. Нет, это он, Фриц Ренцель, и его беспрестанные экзерциции, сиречь воинские умения, да посвист пуль сделают с годами из этих птенцов настоящих рейтар. Два года он держит полк в ежовых рукавицах, и пусть этот сибарит Нелидов воображает, что он командует полком,— командует полком он, Фриц Ренцель.

Старый солдат закончил свой утренний туалет, застегнулся до последней пуговицы и стал снова свеж, бодр и отважен. К немалому удивлению, Ренцель застал сегодня Нелидова не в роскошном турецком халате, а в полной уставной форме. Гладко выбритое лицо полковника выглядело веселым и довольным, словно после славной виктории.

Байкеры вспоминают погибших товарищей | ru Ярославль

Позади шатра Ренцель увидел запыленную карету и понял: Он сдернул было по-уставному треуголку наотлет, но Нелидов замахал руками: Позволь я лучше представлю тебе моего старинного московского знакомца, князя Сонцева! Ну вот, Фриц Петрович, а ты все печалился о жалованье. Князь Петр нам и прихватил тысчонку-другую. Да что там тысчонку.